Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote in svobodu_narodam,
Олег Леусенко
oleg_leusenko
svobodu_narodam

Category:

25 лет назад т.н. "русские" звери захватили горбольницу в Джохаре вместе с больными и врачами

Пропаганда куффаров из года в год рассказывает о «чеченских террористах» Шамиля Басаева, «захвативших» больницу в Буденновске, но упорно замалчивает факт захвата больницы в чеченской столице в августе 1996 года. Тогда в заложниках у русских оккупантов оказались сотни больных пациентов их родственников и врачей.

2

Кавказ-Центр предоставил слово «Мемориалу». Это выдержка из большого доклада правозащитников под названием «Захват заложников и использование гражданского населения в качестве «живого щита» федеральными войсками России в ходе вооруженного конфликта в Чечне».

КЦ публикует часть этого доклада о факте захвата 9-й горбольницы в Джохаре (Грозном) в августе 1996 года.
***
В начале августа в ходе боев в Грозном одна из окруженных групп российских вояк закрепилась в нескольких жилых зданиях вблизи 9-й городской больницы. Примерно в семистах метрах от этого места на территории бывшей школы ДОСААФ располагались подразделения федеральных сил, к которым и принадлежали бойцы окруженной группы.

В 9-й горбольнице в это время находилось около 300 больных и раненых жителей Грозного, и кроме того, примерно 200 человек ухаживающих за ними родственников и медперсонала.

9 августа российская солдатня ворвалась в больницу.

ХУНАРИКОВ УМАР, хирург 9-й городской больницы рассказал:

«Девятого числа утром, какая-то группа (военнослужащих) заскочила в больницу и начала вести огонь из здания. Через некоторое время они ушли. У нас была строгая договоренность с боевиками, что на территорию больницы, как та, так и другая сторона не будут заходить, и не будут вмешиваться в работу больницы. Командир боевиков38, базировавшихся рядом с больницей, дал нам слово, и они на территорию больницы не заходили.

Десятого числа на территорию больницы зашла более солидная группа российских военных. Возглавлял эту группу какой-то комбат ВЛАДИМИР. Пришли, требовали выдать боевиков. Девушек — медсестер наших -— ставили к стенке».

Судя по рассказам медперсонала больницы, группа в составе 20—25 человек, зашедшая в больницу, состояла из людей по возрасту более старших, чем солдаты срочной службы. Медсестры называют их «контрактниками», однако, по-видимому, это были сотрудники какого-то спецподразделения МВД40. Из рассказа медсестры травматологического отделения СУЛЕЙМАНОВОЙ ЗУЛИ:

«Когда федералы зашли, мы с ТУИТОЙ стояли в коридоре и орали: «Ребята, мы сюда никого не пускаем. Уходите, у нас много тяжело раненных. Если вы зайдете, то боевики могут по нам бить, потому что вы будете отстреливаться».

Меня и медсестру ТУИТУ под автоматами поставили к стенке. Требовали выдать боевиков. Видите ли, они нашли во дворе какое-то оружие. Я сказала им, что ничего тут удивительного нет — идут боевые действия и можно найти что угодно, но в больнице боевики не находятся. Я думаю, что теперь нечего скрывать — к нам действительно привозили двух тяжело раненных боевиков, но без оружия, и в больницу с оружием никто не входил.

Утром боевики забрали у нас их трупы.

Один из командиров федералов — бурят АНДРЕЙ — сказал, что они не уйдут, пока не проверят все. Стали взламывать двери, спустились в подвал, нигде ничего подозрительного не нашли и сказали, что будут уходить».

Однако, когда группа российских военнослужащих уже покинула больницу, был ранен в бедро командир группы — «комбат ВОЛОДЯ». Его занесли назад в больницу, и врачи оказали ему помощь.

Военнослужащие связались по рации со своим командованием и попросили подмогу. Однако, как позже сказали солдаты медперсоналу больницы, им ответили: «Помощи не будет — держитесь до последнего». По-видимому, в этот момент у бойцов отряда и возникла мысль обеспечить собственную безопасность, заняв оборону в здании больницы. Они, по словам медработников больницы, заминировали входы и сказали: «Никто отсюда никуда не уходит».

ХУНАРИКОВ УМАР: «В ночь с десятого на одиннадцатое, опасаясь, что боевики могут атаковать находящихся в здании больницы российских военных, мы больных спустили в подвал. Он давно уже не использовался, там была грязь, сырость. Нам же было запрещено туда спускаться, так, как если, бы ми с этажей ушли, то им в случае атаки некем было бы прикрываться.

После этого наши два врача и медсестры пошли к боевикам и упросили их не стрелять по больнице. Боевики сказали, что ни одного выстрела вслед солдатам не сделают, если они соберутся и уйдут из больницы. Но то ли им был дан приказ не уходить, то ли они боялись уйти, но в эту ночь они не ушли».

БОКАЕВА ЛАРИСА, медсестра хирургического отделения:

«В подвале находились 210 тяжелых больных. Они у нас там гнили в прямом смысле из-за того, что федералы нам не давали оказывать медицинскую помощь. Многие в подвале умерли из-за этого. Они нам часто не разрешали спускаться в подвал, и ходить за медикаментами — все зависело от их настроения. У нас в отделении лежали два трупа. Они уже начали разлагаться, но солдаты не позволяли их нам похоронить».

По словам Л. БОКАЕВОИ, за время захвата больницы в подвале умерли 8 больных. Медсестра КУРУЕВА рассказала, что военнослужащие в больнице «все сейфы сломали, наркотики забрали».

Кроме того, по словам медсестер, военнослужащие кололись имеющимся у них препаратом промедолом.

Днем 11 августа переговоры с окружившими больницу боевиками продолжались. Группа, захватившая больницу, регулярно выходила на связь по рации со своим командованием, и солдаты сказали медсестрам, что командование приказало им не покидать больницу. Из расположенных вокруг домов в здание больницы начали стягиваться группки российских военнослужащих, В итоге в больнице собралось до 60 человек военнослужащих федеральных сил (по показанию боевиков — более 60 человек вместе с ранеными).

ХАЧУКАЕВ ХИЗИР, командир отряда вооруженных формирований ЧРИ, блокировавшего больницу:

«Их командир сказал: “Если нас отпустите без единого выстрела, мы уйдем”. Ну хорошо, мы дали им, возможность уйти. Но они протянули время до вечера, а потом сказали, что им есть приказ не уходить. Они угрожали убивать больных, если мы будем открывать огонь, или штурмовать будем».

По словам бойцов этого чеченского отряда, на переговорах военнослужащие федеральных сил угрожали, если не будут выполняться их условия, закидать гранатами подвал, где находились больные.

Следует отметить: военнослужащие федеральных сил, осуществившие захват больницы, осознавали, что их действия повторяют действия чеченских боевиков, ранее дважды захватывавших больницы. Медсестры рассказывали представителям ПЦ «Мемориал», что угроза «повторить Буденновск» звучала многократно, а один из командиров даже сказал, что он повторяет «подвиг БАСАЕВА».

СУЛЕЙМАНОВА ЗУЛЯ: «Была договоренность с обеих сторон не стрелять. Через два дома находились российские раненые, солдаты пошли забрать их в больницу. ХИЗИР ХАЧУКАЕВ дал своего боевика ИБРАГИМА без оружия. Он должен был сопровождать российских солдат, чтобы стрельбы не было.

Взяли меня и медсестру еще ЗАРЕМУ. Мы втроем с ИБРАГИМОМ были в качестве заложников. Мы все делали добровольно, лишь бы не тронули в больнице никого. Всех раненых собрали, и еще труп у них был. Только выходим — первым, естественно, выходил этот ИБРАГИМ, его ранит снайпер. И тут-то мы поняли, что между федералами — бардак. Чеченский снайпер не мог бить. В конце концов, мы из этого дома вылезли через окно, обращенное в другую сторону.

В этом доме, куда мы зашли, находились срочники. Я не могла из-за стрельбы сразу выйти из дома и долго сидела с ними. Эти солдаты прямо плакали. Рассказали, что даже не знали, куда их везут: «Нас привезли в Чечню — тогда мы только поняли, где мы».

Утром 12 августа заведующая реанимацией услышала по радио, что больница якобы захвачена боевиками, которые взяли в заложники медперсонал и больных. Эта информация вскоре дошла до солдат, и очень встревожила их, они опасались обстрела или бомбардировки со стороны федеральных войск.

Днем российскими силами, расположенными на территории бывшей школы ДОСААФ, была предпринята атака в сторону больницы. Однако боевики, окружавшие больницу, эту атаку отбили и прямо у больницы сожгли два БТРа (один из них, стоящий перед центральным входом представители ПЦ “Мемориал” видели 19 и 20 августа). Четверо1 из группы, прорывавшейся к больнице, оказались в плену у отряда ХАЧУКАЕВА.

Во время боя из больницы велся огонь. По словам медсестер, российские военнослужащие затащили и здание «пулемет, и миномет, и пушку какую-то длинную низкую на колесах... Как начнут стрелять из пулемета, так всех наших оглушает».

Впрочем, по свидетельству одного из членов отряда Х. ХАЧУКАЕВА, на огонь из больницы боевики отвечали огнем. В результате этой перестрелки погибли два чеченских боевика, и, по свидетельству медперсонала, появились раненые среди российских военнослужащих.

Во время бон военнослужащие попытались заставить гражданских мужчин, находившихся в больнице, выти на улицу для того, чтобы подобрать раненых из прорывающейся группы.

КУРУЕВА КИСА, медсестра операционного блока:

«Во время боя они вывели из подвала мужчин, и молодых, и пожилых, ухаживающих за больными и ранеными. Мы спрашиваем: «Куда вы их ведете?» Они нам сказали: «Нужно раненых наших подобрать на улице, скорее нужно». На это мы сказали — сами идите и вытаскивайте, мужики наши ни один не выйдет из больницы. Все женщины встали и не пустили. Они начали ругаться, угрожать стрелять. Мы говорим: «Стреляйте». И мужчин-врачей тоже из больницы вывести не дали.

После провала атаки военные, захватившие больницу, поняли, что подмоги больше не будет, и снова пошли на переговоры об условиях своего выхода из больницы в расположение более крупной группировки федеральных сил на территории бывшей школы ДОСААФ.

По словам X. ХАЧУКАЕВА, именно он инициировал начало этих переговоров, велев пленному офицеру написать записку к военнослужащим, находящимся в больнице.

Из рассказа одного из членов отряда X.ХАЧУКАЕВА4:

«Мы пошли на переговоры только из-за того, чтобы освободить людей, больных. Женщин, стариков с болезнями печени, почек — там такие были. Много русскоязычных лежало в больнице... А они пошли на переговоры только из-за того, что в наших руках, были их пленные — один из них старший лейтенант и рядовой состав. Только после этого они пошли на переговоры. Просто им дали возможность с оружием выйти, никто не требовал от них сложить оружие, ничего. Просто выйти с оружием, и если воевать, то уже в другом месте. Они не требовали, — это мы сами предложили».

К трем-четырем часам дня 12 августа договоренность была достигнута.

ХАЧУКАЕВ ХИЗИР:

«Договорились, что они берут с собой заложников — больных, медперсонал — и выходят в свою часть. Пленных мы тоже обещали отдать. На переговорах они угрожали, если что, убивать заложников... А были они из МВД».

Боевики договорились передать пленных после того, как будут отпущены все заложники. Обе стороны обещали в дальнейшем не занимать и не обстреливать больницу,

Военнослужащие федеральных войск потребовали для своего сопровождения 100 человек. Люди персонал больницы, ходячие больные и их родственники — согласились на это. Кроме того, выходящую группу сопровождали два безоружных боевика. «Живой щит» окружал военных. Раненых и убитых военнослужащих также выносили из окружения.

В середине пути произошел неприятный инцидент. Один из заложников так рассказал о нем:

«Как только все отошли от больницы, они ставят в шеренгу женщин и говорят, что будут их расстреливать, если пленных им не отдадут немедленно. К больнице побежала в слезах одна из врачей. Боевики вскоре привели всех пленных. Уже у самых ворот части они /военнослужащие/ пытались с собой забрать заместителя главврача больницы, хирурга51, так как в самой части, по их словам, есть только один фельдшер. Но женщины отбили врача у них».

Этот рассказ подтверждается сообщениями и других участников событий, в том числе З.СУЛЕМАНОВОЙ, которой, в числе других угрожали расстрелом.

В это время в больнице медперсонал готовил больных к эвакуации в помещение Международного Комитета Красного Креста, находящееся неподалеку.

Рассказ заложника, находившегося в подвале:

«Как только женщины вернулись в больницу, раненые и больные зашевелились, стали выходить из подвала. Я тоже стал выходить. И в этот момент территория больницы была обстреляна из миномета. Молоденькая девушка из медперсонала кричит: «Назад, назад! Не выходите!»

Толпа остановилась, но назад не ринулась. И тут как даст у самого выхода из подвала. Я не знаю, каким образом эту девушку насмерть убило — она стояла на две-три ступеньки ниже меня, а я только контужен был».

Так погибла медсестра ТУИТА. проживавшая в Старой Сунже52. Во время этого обстрела были также ранены 2 медсестры, 2 врача и находившаяся на излечении женщина.

Нет никаких сомнений, что действия военнослужащих федеральных сил по захвату больницы и взятию в заложники больных и медперсонала осуществлялись если не по прямому указанию командования, с которым данная группа поддерживала связь по рации, то, безусловно, с его согласия.

Косвенным подтверждением этому может служить и следующий эпизод.

За 5 месяцев до описываемых событий — в марте 1996 г. — в Грозном происходили похожие события. В город проникли крупные отряды боевиков, и в течение нескольких дней там шли ожесточенные бои. Имеется запись радиопереговоров, относящихся к этому периоду, между находящимся в окружении боевиков российским блок-постом, и Главным управлением оперативного штаба МВД РФ (позывной «800»).

Группа, обороняющая блок-пост, оказалась в тяжелейшем положении, кончались патроны, было много раненых и убитых, наступали сумерки. Однако на отчаянные просьбы о помощи штаб отвечает, что возможности предоставить помощь, нет, и далее следует совет: «Захватите две чеченские семьи и объявите, что взяли их в заложники. Выходите под их прикрытием».

В данном случае захвата заложников не произошло — с блок-поста, ответили: «Тем, кто нас атакует, все равно — кто чеченцы, кто русские. Будем принимать решения самостоятельно».
Tags: Ичкерия, больницы, больные, врачи, захват, преступления России, российская военщина, русские оккупанты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment